Среда, 23.08.2017, 14:48


Главная
Регистрация
Вход
Вольф энд Спайс - Волчица и Пряности, аниме и манга Приветствую Вас Шпион | RSS  
Меню сайта

Случайная картинка

Картинки из любимого аниме


Аниме по жанрам

У нас есть аниме этих жанров:

боевик

боевые искусства

вампиры

гарем

гендерная интрига

героическое фэнтези

детектив

драма

игра

мистика

научная фантастика

повседневность

приключения

романтика

сверхъестественное

трагедия

триллер

ужасы

фантастика

фэнтези

школа

Надеимся, что вы нашли аниме требуемого жанра

Кто с нами
luellazo3, tommiesi11, karaxm60, ladonnajo4, frederickdy11, wendyli60, lorahw18, billieoq11, elnorabo2, nikkigh4, sarahyc16, leannkq69, Appameli

Наша кнопка
Вольф энд спайс, лучшее аниме разных жанров, Фанфики, картинки, Волчица и пряности

Главная » Статьи » Фэндом Наруто » Тен-Тен и Канкуро

ФАНФ ПО НАРУТО (ТЕН-ТЕН/КАНКУРО) МОЙ МАЛЕНЬКИЙ ЗЕЛЕНЫЙ ЛИСТОК
Она грациозно летела между деревьями, чуть вспотевшая и лишь немного избитая во время драки. Напряженные мышцы без колебаний посылали кунаи в нужном направлении. Как и ожидалось, они поразили цель, но та все равно не прекратила преследование. Тентен и не ожидала этого. Она наконец то поняла, что ни в коем случае не может остановить Карасу своим оружием, поскольку у марионетки не было смертельно уязвимых точек, которые могла бы поразить девушка, но она, однако, могла очень медленно, часть за частью, разобрать ее. Тогда Канкуро остался бы вообще без оружия и в таком случае у нее будет неоспоримое преимущество. Но пока он оставался в тени, борясь из укрытия с помощью своей очень живой марионетки, она, как мастер оружия и специалист попадания в цель, не имела пока особого успеха. Даже при том, что она знала, что лучший способ победить марионетку это победить кукольника, все же ей пришлось признать, что восемь раз из десяти она не МОГЛА найти этого ублюдка. Канкуро был довольно умен, когда дело касалось сокрытия, из-за чего она уже проиграла много поединков.

Карасу внезапно появилась прямо перед нею и резко нанесла режущий удар одним из отравленных лезвий в руке, едва не задев горло Тентен, успевшей уклониться в последний момент. Она бросила кама и та вонзилась прямо в середину деревянной руки марионетки. Рывком девушка потянула невидимый провод и кама вернулась к ней. От марионетки в сторону брызнули, подобно крови, щепки. Тентен ухмыльнулась, ловя оружие. Еще один удар в то же место и она, несомненно, сможет оторвать у куклы эту конечность. В предыдущих поединках она максимум смогла повредить у марионетки две руки и ногу, прежде чем Канкуро находил какой-нибудь чудесный способ обездвижить ее и тем самым выиграть драку.

Как и обещала, Тентен возвращалась в одно и то же место в этом лесу на границе стран Огня и Ветра в одно и тоже время на протяжении прошлых двух недель, в то время как конец весны сменился началом лета. И, как и обещал, Канкуро приветствовал ее там каждую ночь. Каждую ночь она клялась, что это будет их последней дракой, что на этот раз она бы точно победила это глупое предварительное состязание и шла бы вперед, чтобы начать главную драку с Темари… Но каждую ночь, он находил какой-то способ победить. И в какой-то момент, для Тентен это перестало быть оскорблением, а стало настоящим вызовом, препятствием, которое она должна была преодолеть, чтобы достигнуть своей цели. Днем она тренировалась и ночью она боролась, каждый раз надеясь, что на сей раз она будет стоять над своим поверженным противником, победно улыбаясь и справедливо заставит его признать свою силу.
Это событие было уже не за горами. Осталось ждать не так уж много. Даже Канкуро должен был признать, что ее навыки стали улучшаться день ото дня, и она начала приближаться к нему по уровню борьбы. Так как она прекратила хвастать и стала относится к нему серьезно, то смогла поддерживать свою борьбу на достаточно высоком уровне.

Но, в конце концов, она все еще проигрывала.

Тентен бросила горсть сюрикенов в Карасу, стараясь попасть в трещину, которую сделала кама. Карасу неловко дернулась, уходя от удара, но недостаточно быстро, что позволило одному сюрикену попасть строго в цель. Для Тентен этого было достаточно. Она прицелилась кунаем строго в сюрикен, торчащий из деревянной конечности марионетки и широко улыбнулась, когда он достиг своей цели и с треском оторванная конечность упала на землю.

- Прекрати это! - Услышала она требовательный голос Канкуро. - Очень раздражает крепить их обратно!

- Если бы ты не хотел, чтобы твоя куколка сломалась, то не играл бы столько времени с ней, - поддразнила она его.

- Ты та, кто ломает ее, - ответил он и ей показалась, что в его голоси она уловила намек на обиду. - Я просто должен буду отплатить тебе тем же!

- Для начала ты должен будешь поймать меня! - Засмеялась она, вынимая свой хорошо известный свиток призыва оружия и раскрывая его одним отработанным движением.

- О, нет, тебе не удастся, я знаю что это такое. Это тот самый свиток, полный всякого дерьма. - Канкуро усмехнулся и послал Карасу прямо к ней. - Я разрежу тебя раньше, чем ты закончишь свою технику!

Она закружила свиток вокруг себя, поскольку марионетка мчалась к ней, но в тот момент, когда марионетка должна была сильно ударить ее по запястью, чтобы вырвать свиток из ее пальцев, деревянная конечность попала под сокрушительный вес зубчатой Утренней Звезды.
Было слишком поздно. Свиток начал отдавать ей спрятанное в себе оружие. Канкуро тихо чертыхнулся. Он уже знал, что не мог победить ее пока она была там, потому что не мог даже близко подобраться. Но, возможно, если бы он смог уничтожить свиток раньше, чем появиться слишком много оружия, то у нее не будет так много игрушек, чтобы играть, как обычно.

Карасу яростно вырвала руку из-под Утренней Звезды и понеслась вперед, получая множество ударов оружием из ее арсенала. Опасность была минимальна, так как Карасу могла все еще двигаться даже с катаной, торчащей из головы, но ремонт таких повреждений стоил дорого. В определенный момент она поняла, что может порвать Карасу в клочья свои оружием и с тех пор Канкуро проводил каждое утро за починкой своей марионетки (к огромному любопытству Темари).

Меч полетел в сторону Карасу. Канкуро резко натянул нити чакры и ловким маневром марионетка отклонила меч так, что он резанул прямо по дурацкому свитку.
Поскольку он порвался на две половины, дзюцу прекратило действовать и Тентен поняла, что не может больше вызвать свое любимое оружие. Но это было не страшно, ибо у нее в запасе был еще один план. Она только стремилась к Карасу, чтобы сделать ее дровами к настоящему времени.

Все вокруг нее, все ближайшие деревья были сплошь покрыты сияющим, стальным оружием. Даже земля была покрыта им. Но это не была ошибка. Она никогда не бросала оружие бездумно. Тщательно она осмотрела каждое лезвие, одновременно стараясь не выпускать из поля зрения Карасу, которая повисла чуть в стороне, очевидно готовясь к новому нападению. Значит у нее в запасе не было много времени-

Вот, наконец-то! Чуть в стороне, на северо-западе, всего в десяти ярдах. В тот миг, когда Карасу подалась вперед, Канкуро дернул рукой, чтобы натянуть нити, ведущие к марионетке. Тентен поймала часть его отражении в одном из кунаев. Она ухмыльнулась. Прекрасно… именно так, как и было запланировано. Запомнив то место, она отпрыгнула в сторону от нападения Карасу. Теперь у нее есть собственное представление, которое она должна будет сыграть. Запрыгнув вверх на одну из ветвей она натянула множество стальных нитей, которые вели ко многому ее оружию. Множество кос, мечей и кам дернулись, поднимаясь в воздух, подчиняясь своей хозяйке. Она дернула руками и ее оружие изменило направление, летя в сторону марионетки. Провода закачались вокруг нее а оружие все наворачивало круги вокруг марионетки, до тех пор, пока полностью не исчерпали длину стальных нитей и со стуком не врезались в деревянное тело, полностью связав его. Карасу была полностью обездвижена, поскольку провода и разнообразное оружие заключили ее в плотную тюрьму.

Воспользовавшись этой возможностью, Тентен бросилась вперед, выхватывая катану, к тому месту где она увидела отражение Канкуро. С криком она рубанула по кусту, за которым тот скрывался, ломая ветки и несколько оторванных листьев плавно приземлились на землю.
Отчаянно вцепившись в катану, Тентен сжала зубы. На мгновение над лесом повисла тишина.

Не здесь. Маленький хорек снова исчез. Она была настолько уверена на этот раз. План был хорош. Как он смог понять его смысл? Куда он исчез?
Однако, его марионетка была теперь абсолютно бесполезна. Теперь это были простые пятки.

Она медленно повернулась, осматриваясь. Ее оружие все еще было рассеянно вокруг, она все еще могла случайно мельком увидеть его отражение. Она прищурилась, пристально изучая каждое лезвие. Лес был теперь настолько тих… прямо невероятно.
Он следил за нею откуда-то, наблюдая каждое ее движение. Чем больше ей потребуется времени, чтобы найти его, тем больше времени у него будет, чтобы придумать дальнейший план. Она должна была действовать быстро.

Она внезапно услышала шелест прямо над собой. Ее лицо побледнело. - Черт! - чертыхнулась она, мгновенно задирая голову наверх, - Надо мной?

Но было уже слишком поздно, поскольку Канкуро спрыгнул вниз, захлопывая свою ловушку. Одним быстрым движением он приземлился прямо за ее спиной, захватывая ее вокруг талии, тем самым придавливая ее левую руку к телу, и захватывая ее вторую руку вокруг рукояти катаны, дергая ее вверх и поворачивая так, что лезвие почти соприкасалось с ее собственной шеей.

- Поймал, - сказал он с тихим хихиканьем. Тентен нахмурилась, едва осмеливаясь дышать. Она не могла видеть под таким углом его лица, но была уверена, что на нем сейчас написано безумное удовольствие.

- Это не значит, что ты победил, - прошипела она. - Я могу выкрутится из этого.
- Что, правда? - усмехнулся он. - Тогда ты, должно быть, забыла, что я могу сделать это.
Не выпуская ее, он указал одним пальцем на Карасу, делая странный жест. Голова марионетки медленно повернулась, с отвратительным механическим звуком и отделившись от неподвижного тела, полетела прямо к ним, распахнув свой механический рот, обнажая вращающееся лезвие.

Тентен подсознательно отпрянула, сильнее врезаясь в Канкуро, у нее перехватило дыхание и она закрыла глаза, поскольку голова марионетки летела прямо к ее лицу. В то время как ее глаза были закрыты она почувствовала, что Канкуро снова сделала странный жест рукой. Ничего не произошло. Тентен медленно открыла глаза. Голова Карасу неподвижно висела в нескольких дюймах от лица девушки, прямо перед ее глазами. Рот куклы был распахнут, все еще демонстрируя вращающееся лезвие. Голова куклы чуть раскачивалась, повиснув на нити чакры тянущейся от ветви дерева, находящейся выше нее. В лунном свете это смотрелось ужасно. Чувствуя отвращение, Тентен попыталась отступить от нее, но поняла, что от этого только сильнее врезалась в Канкуро, который все еще крепко сжимал ее.
- Все еще думаешь, что можешь победить?- он зло усмехнулся. - Одно твое движение и я или Карасу могли бы порвать тебя в клочья.

- … Как? - Было все, что она могла спросить.

- Не у тебя одной хорошие глаза, - ответил он. - Я тоже видел свое отражение в тех кунаях. Как только твой взгляд упал на меня, я понял, что ты нашла меня. Так что, пока ты спутывала Карасу, я переместился.

Ее мышцы напряглись даже еще сильнее, когда она почувствовало, что лезвие катаны почти коснулось ее кожи. Но это было почти ничем по сравнению с его горячим ртом рядом с ее ухом, когда он угрожающе прошептал - Между прочим, то, что ты сделала с Карасу, было очень умным, но по настоящему неприятным. Мне теперь потребуется вечность, чтобы ее распутать. Возможно, я должен сделать с тобой тоже самое?

- Желаю удачи, - прошипела она в ответ, чувствуя, как горячая кровь приливает к щекам и румянец заливает лицо и шею. Она должна была выкрутится из этой ситуации, но в данный момент она была окружена и обездвижена. Устрашающая голова Карасу висела прямо перед нею. Ее вид был ужасен и отвлекал Тентен и не позволял думать ясно. Она закрыла глаза, стиснув веки, чтобы не видеть этого. Конечно, из своего положения, Канкуро не мог видеть этого. Она должна была сконцентрироваться и подумать о том, как освободиться. Но вместо того, чтобы сконцентрироваться на умном плане освобождения, Тентен осознала, что без открытых глаз, она, казалось могла сконцентрироваться только на звуке его дыхания рядом с ее ухом, его запахе, ощущении того, как колеблется его прижатая к ее спине грудь во время его дыхания.

Какого черта он не отпускает ее? Было очевидно, что он победил. У нее не было никаких шансов на победу. Возможно он ждал, что она скажет это?
Внезапно у нее начало развиваться ощущение клаустрофобии. Она должна была освободиться. Она не хотела, чтобы он и дальше до нее дотрагивался - она не могла находится так близко к нему. Это был не первый раз, когда он был вынужден напасть своими собственными руками, но это был, безусловно, первый раз, когда он схватил ее. Если она не заставит его быстро отпустить ее, то начнет паниковать.

- Прекрасно, - сдалась она, все еще не открывая глаз, чтобы не видеть голову Карасу. - Ты победил. Отпусти меня.

Он лукаво улыбнулся. Конечно же он победил. Он всегда побеждал. И у него в планах было, чтобы это так всегда и оставалось, если он хотел, чтобы у него так и оставалась эта любимая игрушка. В конце концов, если бы это не было забавно, он не потрудился бы возвращаться каждую ночь в течении прошлых двух недель. Обычно у него не было столько энтузиазма. Он предпочитал, чтобы его вечера принадлежали только ему.

Но поскольку уж это случилось, ему скорее всего нравилась Тентен, как коту нравится мышь. Ему нравилось позволять ей думать, что она была умна, думать, что она, наконец, смогла его перехитрить. И в тот момент, когда она уже ощущала себя в безопасности, он демонстрировал свои когти и ловил ее. Развлечение, которое он получал от этого было намного больше чем стоимость ремонта Карасу. Это побуждало его тренироваться днем. Он должен был оставаться на высоте и продолжать побеждать прежде, чем Мышь узнала бы, как сломать ему когти.
Канкуро чуть сильнее сжал руки вокруг Тентен, смакуя свою победу и был несколько удивлен тому, насколько маленькой она фактически была. Да, он знал, что она была гибкой и миниатюрной, но так или иначе, когда она была в его руках у него возникало ощущение, что он мог сломать ее. Его рука сжимала ее на рукоятке катаны и ее пальцы были удивительно маленькими и тонкими… Она действительно была похожа на мышь. И даже с маленькими пучками на голове, похожими на ушки.

Ее мышцы были напряжены, она тяжело дышала. Он с уверенностью мог сказать, что ей абсолютно не нравилось быть в его власти, но она одинаково не хотела повстречаться и с катаной у ее шеи и с лезвием перед своими глазами, что было единственной причиной того, что она до сих пор не вырвалась из его рук. Она, казалось, пыталась отстраниться от лезвий, но в результате только сильнее прижалась спиной к груди Канкуро.

Он не мог не заметить, что его сердце забилось чуть сильнее от ее движения. Она была тепла, чуть влажна от пота и пахла полированной сталью и шампунем.

Легкий румянец появился на его лице и он тут же выгнал такие мысли из своей головы, решив, что он держал ее в таком виде достаточно долго, возможно даже слишком долго, фактически. Но была еще одна вещь, которую он должен был увидеть прежде, чем позволит ей идти. Канкуро закрыл глаза и сконцентрировался на нити чакры, ведущей к висящей голове Карасу. Перед его мысленным взором все поплыло в тот момент, когда он перемещал свое видение в глаза своей марионетки.

Он хотел видеть выражение ее лица, выражение ее глаз. И к своему удивлению он увидел, что ее глаза были крепко зажмурены.

Его губы дернулись в легкой улыбке, которая переросла в полноценную усмешку, когда он чуть склонился, чтобы устрашающе прошептать ей в ухо - Почему твои глаза закрыты?

При его словах глаза Тентен шокировано распахнулись. Как он мог утверждать это со спины? Он не мог… или же он мог видеть через глаза Карасу!

Он почувствовал, как она вздрогнула от его слов. Легкий вздох сорвался с губ. С угрожающим смехом он спросил, -Ты боишься?..

- Да, - храбро ответила она. - Я боюсь, что твоя глупая кукла ударит меня прямо по глазам. Я уже проиграла, так почему ты все еще чувствуешь потребность мучить меня?

- Потому что ты продолжаешь ломать Карасу, - ответил он. - Ты, кажется, не понимаешь, как тяжело чинить ее каждое утро.

- Ничего не поделаешь, если у тебя большая игрушка в качестве оружия. Если бы ты не хотел, чтобы она была сломана, то дрался бы с чем-то более практичным.

- ‘Практичным’ или нет, я все же победил ТЕБЯ, разве не так?
Тентен неловко дернулась, пытаясь заставить его отпустить себя. То, что он продолжал держать ее медленно доводило ее до бешенства.

- Отпусти меня! - потребовала она. - Или я начну думать, что тебе это НРАВИТСЯ.

- Тебе становиться неудобно? - размышлял он, - Ты начинаешь нервничать?

- Нет, - ответила она резко, - Ты оставляешь косметику на моих волосах.

Канкуро закатил глаза. - Это не ‘косметика’ - поправил он, - Это церемониальная краска Кабуки.

- Тогда ты оставляешь церемониальную косметику Кабуки на моих волосах и это бесит меня. Отпусти уже! - выкрикнула она. Канкуро огорченно покачал головой и наконец отпустил ее. Она быстро отпрыгнула от него, чувствуя огромное облегчение, от того, что освободилась от его неуклюжей хватки, но внезапно была поражена тем, каким холодным вдруг показался окружающий воздух. Отойдя на безопасное расстояние, она решительно повернулась к нему, вызывающе скрестив руки на груди. Прямо напротив нее он лениво подошел и уселся на пенек, искоса следя за ней своими раскосыми кошачьими глазами и ухмыляясь. Он ничего не говорил, только молчал и она внезапно была поражена любопытством.

- В любом случае почему ты носишь эту краску? - спросила она. - Особенно когда здесь только мы. Вокруг больше никого нет. Почему ты скрываешься?

Он немного помолчал, его лицо на мгновение нахмурилось, но потом он снова начал спокойно улыбаться, как если бы выражение его лица вообще не менялось.

- Я задавался вопросом, когда же ты это спросишь, - сказал он. - Большинство людей спрашиваю на второй день знакомства или даже в первый. У тебя, как видно, лучшие манеры.

Он действительно подразумевал это. Он часто слышал этот вопрос. Он знал, что и она когда-нибудь спросит об этом. В конце концов, было очевидно, что это не было какой-либо маркой клана, поскольку она видела, что у его родных брата и сестры не было ничего подобного. Это полностью был его личный выбор. И пока она продолжала видеть его каждую ночь, это был только вопрос времени, когда же возникнут вопросы, когда читая борьба станет утомительной. Для нее ждать целых две недели, чтобы начать задавать ему вопросы о нем самом… она, должно быть, ожидала закончить все это намного быстрее и даже не задумываться о его личности.
Она, должно быть, наконец начала рассматривать его как индивидуального противника в противовес простому препятствию на своей дороге.
Я не знала, что ждал, когда же я спрошу, - сказала Тентен, немного любопытно, - Или же что ты просчитывал время. Был какой-то спор? Надеюсь ты выиграл пари.

- Ничего подобного, - ответил он небрежно, облегченно махнув рукой. - Я просто впечатлен, вот и все. Почему тебе внезапно стало любопытно? Это не походит на что-то, что заинтересовало бы тебя.

- Я просто хочу знать то, что находится позади маски, - сказала она тихо, опуская руки и пытаясь смотреть как будто внутрь него. Канкуро улыбнулся, чуть-чуть, но по настоящему.

- Возможно когда-нибудь я тебе расскажу все об этом.

- Я смогу победить тебя скорее, чем придет это самое ‘когда-нибудь’.

- И затем ты больше никогда не увидишь меня снова?

Тентен затихла. У нее не было ответа. Для нее не было никакой причины видеть Канкуро после того, как она победит его, в конце концов это было то, с чего начались их отношения. У нее не было никакого интереса к Канкуро. Ее целью была Темари.

Но в то же самое время, после того, как она победит Темари не было никакой реальной причины, почему она не должна будет никогда больше увидеть Канкуро.

- Позволь мне увидеть твое лицо. - Это не было требованием. Это больше походило на вопрос.

- Зачем? - спросил он, немного улыбаясь.

- Чтобы знать, кто ты, - ответила она просто. - Чтобы видеть, с кем я борюсь.

- Возможно это не твое дело, - заявил он. Тентен нахмурившись посмотрела на него. На ее лице ясно было написано оскорбление.

- Прекрасно, - она закатила глаза. - В любом случае это был глупый вопрос. Забудь.

- Что я получу в обмен? - он склонил голову, на его лице было легкое любопытство. Тентен вопросительно вздернула бровь.

- В обмен?

- Я просто так кому попало не показываю свое прекрасное лицо. В конце концов, мне надо поддерживать имидж. Я покажу тебе. Если ты не останешься в долгу. Итак, что я получу в обмен?

- Что ты хочешь? - Она начала выглядеть немного скептической и все более подозрительной. Канкуро засмеялся.

- Ничего ПЛОХОГО. Возможно, жест доброй воли. В отличие от твоего обычного барьера из острых лезвий.
Она немного нахмурилась. Какой жест доброй воли она могла предложить такому как он? Она никогда не чувствовала никакой потребности сделать что-то хорошее для человека, которого она пыталась победить в бою. Она огляделась, пытаясь думать. Это не было чем-то важным, просто предложением. Сейчас ей было немного любопытно, но она могла отказаться в любой момент. Но сейчас, так или иначе, она концентрировалась на том, что же она могла сделать для Канкуро в обмен на то, что она хотела знать просто по прихоти.

Это глупо, думала она глядя на все еще безголовое тело Карасу, обернутое проводами и утыканное оружием. В тот момент, прямо перед тем как отказаться от всего и сказать ему забыть это, она кое-что придумала.

- Я помогу тебе распутать Карасу, - предложила она. И была удивлена, когда Канкуро в ответ засмеялся.

- Ты все равно собираешься сделать это. Неужели ты думаешь, что я позволю тебе уйти, когда она похожа на ЭТО? - Тентен закусила губу, чтобы не ухмыльнуться.

- Как насчет того, чтобы быть с ней полегче в следующий раз? - спросила она.

- Не делай ничего, что может в конечном счете стоить тебе победы, - усмехнулся он. Она нахмурилась.

- Тогда что? - нетерпеливо потребовала она. Эта игра начинала раздражать.

- Как насчет того, чтобы ты распустила волосы, - предложил он без каких либо колебаний. Тентен была на мгновение смущена. Ее волосы? Ему были интересны ее волосы? Даже ей были неинтересны ее волосы. Она просто закалывала их так, чтобы они не лезли ей в лицо. Ей никогда даже на мгновение не приходило в голову, что кому то было не безразлично, как они выглядят. Это действительно был единственный стиль, который она знала. Которым она всегда их и закалывала.

- … И все? - спросила она, и когда это прозвучало громко, то оказалось еще глупее. Канкуро спокойно кивнул.

- Да. И все.
- Чтож, прекрасно, - сказала она и в голосе зазвучал смех. Неужели она заботилась, будут ли в течении вечера ее волосы распущены или нет? Если это было всем, чего он хотел, то у нее не было никаких возражений. - Я распущу свои волосы завтра, а ты сотрешь свою косметику. И шапку снимешь.

- О шапке мы не договаривались, - ухмыльнулся он.

- Зато теперь! - скомандовала она. - Это глупая шапка. В ней ты похож на летучую мышь.

- Мне нравится эта шапка! - Сказал он защищаясь, немного ноющим тоном.

- Она может нравится тебе и дальше, но сейчас она часть уговора. Я собираюсь увидеть ВСЕ твое лицо. Ты не должен ни за чем скрываться.

- Хорошо, - согласился он с улыбкой. Какой же она была, оказывается, требовательной женщиной. - Договорились. Завтра ночью. А теперь, - он встал со свого пенька, - Помоги мне освободить Карасу или ты не уйдешь сегодня ночью.

- Хорошо, - согласилась она. - В любом случае я хотела получить все свои провода назад. Так что не разрезай их, я заберу их домой.

- Ага. Я буду относится к твоему оружию так же, как ты к моему.

- Даже не СМЕЙ!

В ответ он только засмеялся.
4.глава
Придавленная.

Темари зашла в гостиную и к своему удивлению обнаружила в ней полный беспорядок. В центре комнаты, на полу по-турецки сидел Канкуро, с куском проволоки в зубах, отверткой вворачивая какой-то болт в Карасу. На нем была его любимая ‘удобная’ одежда, черная футболка с личным знаком на груди, простые черные штаны и никакой краски. Светло-каштановые пряди волос, которые выбивались из глупого маленького конского хвостика у шеи, торчали во все стороны вокруг лица. Его внимание было полностью сконцентрировано на том, чтобы вновь прикрепить голову Карасу на положенное ей место, раскосые глаза были сосредоточены на механическом кошмаре перед ним. Различные части марионетки окружали Канкуро, включая почти полностью опустошенный комплект инструментов, шурупы и болты, винтики, опилки, щепки и неиспользованные куски дерева.

Темари раздраженно покачала головой, переступая весь этот беспорядок и кладя небольшую белую коробку рядом со своим младшим братом.

- Если тебе даже пришло в голову, что я буду это все убирать, то советую подумать еще раз, - обругала она его. Канкуро вынул проволоку изо рта и, не поднимая глаз на сестру, раздраженно ответил.

- Я сам могу убрать за собой, Темари.
- Почему ты не занялся этим в Мастерской?- спросила она, скрестив руки на груди. "Мастерской” уже долгое время называли "Комнату Канкуро”. И никому не приходило в голову удивляться этому, поскольку именно так он к ней и относился. Уборщицы сдались годы назад и даже не рисковали приближаться к ней.

- Места нет,- отрывисто ответил он, пытаясь ее игнорировать, потому что в это время искоса смотрел на крохотный винтик, пытаясь удостовериться, что он хорошо держится. Темари снова закатила глаза. Его оправдание было вполне разумным. Она видела его комнату. Она походила на кладбище неудавшихся экспериментальных механизмов, сломанных марионеток и кучи разнообразных запчастей. Выглядело все это по настоящему жутко, и Темари не понимала, как он мог там спать, в то время как куча глаз и просто пустых глазниц смотрят на него всю ночь. И пришла к выводу, что ее братья – причем оба – внушают тревогу.

Она вздохнула, вновь возвращаясь к своей материнской роли, привычка, которая выработалась у нее из-за отсутствия какого-либо реального родителя в их жизни. Обычно, в таких ситуациях, эта роль выпадала на самого старшего, ведь кто-то же должен был заботиться о ее братьях, должен же был держать то, что осталось от их семьи, вместе. – В любом случае, я принесла тебе обед. У тебя снова тренировка вечером?

- Ага, ответил он, откладывая Карасу. Усмехнулся, открывая коробку и радостно начал сгребать рис себе в рот. Он сам не понимал, насколько проголодался, пока не увидел перед собой еду.

- Ты много тренируешься в последнее время, - произнесла она медленно, вопросительно приподнимая бровь. Каждый вечер он уходил в одно и тоже время уже в течение приблизительно двух недель, и он был дураком, если думал, что она не заметила такую последовательность. Единственной непостоянной вещью было время его возвращения. Вчера он вернулся уже совсем под утро. Ей не составило труда признать, что любопытство в ней разыгралось не на шутку. Она точно знала, что он тренируется, потому как в последнее время он возвращался усталым, таща Карасу, большей частью покрытой сюрикенами. Но кто был его таинственным спарринг-партнером, который, казалось, так сильно завладел его вниманием? Канкуро, которого она знала, не был таким заинтересованным, поскольку его учебно-тренировочный режим никогда не был настолько постоянным и обычно колебался в зависимости от его настроения. Кто-то заставил ее брата войти в форму.
- Твой спарринг-партнер специализируется на оружии или что-то в этом роде? – спросила она, начиная допрос, чтобы удовлетворить свое любопытство. В ответ, лицо Канкуро стало озадаченным, а в глазах появился беспорядок, палочки для еды застыли в воздухе, не донеся рис до рта.- … Почему?- спросил он, наконец.

- Потому, - ответила она, ухмыльнувшись, -Он, кажется, наконец-то пнул твою жалкую задницу настолько, чтобы привести себя в форму. Ты похудел.

- Что, черт возьми, ЭТО означает? – возмущенно вскричал он, даже приподнимаясь. Темари ухмыльнулась, глядя на него.

- Это означает, что ты ТОЛСТЫЙ. ‘Жиртрест, мясокомбинат!’

- Отвали, Темари! – поворачиваясь к ней спиной, пытаясь ее игнорировать и, сердясь, попытался закончить свой обед в тишине. Она только улыбнулась на такую обидчивость. Его всегда настолько легко вывести из себя. Прямо как дитя малое.

- В любом случае, не зависимо оттого, что он делает, это работает, и я надеюсь, что он продолжит в том же духе. Ты входишь в тонус. Хорошо смотришься.

Он проигнорировал ее комплимент, и она услышала, как он бормочет что-то насчет того, что он никогда не был ‘толстым’. Он так надеялся, что она скоро уйдет.

- Он, кажется, вымещает большую агрессию на Карасу, - стала размышлять она вслух, все еще стараясь завязать беседу, - Должно быть он хорош.

- Фех! – фыркнул Канкуро, наполовину обернувшись к ней, чтобы продемонстрировать широкую ухмылку. – Иногда это почти не стоит усилий появиться. Все, что я получаю – легкую разминку, а вот она тренируется.

- ОНА, да? – Темари чуть не задохнулась от восторга. У Канкуро болезненно сжался живот, как только он осознал весь ужас допущенной им ошибки.

- И что?- Попытался он загладить свое признание в панике, но увидев садистское выражение лица своей старшей сестры, в поражении закрыл лицо руками.

- Девушка, да? – Темари, маниакально усмехаясь, присела на корточки рядом с Канкуро, чтобы заглянуть ему в лицо, - Кто она? Я ее знаю? Она отсюда? Ну же, ты можешь рассказать мне!

- Рассказывать тебе я ничего не должен! – Выкрикнул он, чувствуя, что на лбу выступает холодный пот, - Так что прекрати! Да, она девушка, и что? Это не значит автоматом, что она мне нравится или что-то в этом роде. Она просто девчонка, которую я победил!

- Но каждую ночь? – Продолжала она мучительство, с дьявольским светом в глазах, - Я никогда не думала, что ты способен на такое постоянство. Обычно в полночь ты уже в кровати или же создаешь что-нибудь чудовищное в Мастерской. Ты отбросил все, чтобы каждую ночь видеть эту девушку? По мне это подозрительно! А ты что думаешь, Гаара?
Кровь Канкуро застыла, когда он услышал ответ своего младшего брата, - Для меня это не имеет значения. Он оглянулся, чтобы увидеть, как Гаара нетерпеливо стоит позади Темари. Когда ОН появился? Канкуро этого вообще не заметил.

Но к его облегчению, Гаара, казалось, вообще не интересовался делами Канкуро. Вместо этого он с надеждой смотрел на Темари, ожидая чего-то, что девушка, очевидно, не совсем поняла, так как вопросительно подняла бровь, глядя на своего самого младшего брата. Наконец, понимание затопила ее и она отдала ему его обед, который он взял, даже не поблагодарив, и повернулся, чтобы уйти. В двери он остановился и, не поворачиваясь к ним, медленно выговорил, - …Но когда он возвращается, он всегда такой… энергичный.

С этими словами он ушел, а Темари вновь повернулась к Канкуро, широко улыбаясь, подпитанная этой новой информацией.

- Энергичный, а, Канкуро? – прощебетала она, - Так вы тренируетесь и потом развлекаетесь, или развлекаетесь, а потом тренируетесь?

- ТЫ МЕНЯ БЕСИШЬ!- Вскричал Канкуро на пределе своих легких, после чего быстро вскочил и, схватив почти полностью восстановленную Карасу и несколько под руку попавшихся инструментов, взвалил марионетку на плечо и выбежал из дома, неистово хлопнув дверью. После того, как он ушел с Темари случился приступ истерического смеха. Только тогда, когда она заметила Гаару, наблюдавшего дверь так пристально, что даже забыл палочками цеплять лапшу из своей коробки, она остановилась.

- Он ушел без своей шапки, - отметил Гаара с праздным любопытством. И потом, как будто это был мимолетная мысль, повернулся спиной к двери и пошел в свою комнату. Взгляд Темари метнулся к окну, выходящему на улицу, как будто надеясь увидеть Канкуро снаружи. Она не заметила этого, пока Гаара не сказал, но для Канкуро было очень необычно уйти без своей любимой шапки, без которой его почти не видели в скрытой Деревни Песка. Она пожала плечами, полагая, что, вероятно, настолько сильно довела его, что заставила забыть обо всем – такое иногда случалось – и, отбросив эти мысли, сконцентрировалась на своем собственном обеде. Она всегда была вынуждена есть последней.

Ожидая, Тентен волновалась весь день. Вначале она игнорировала это, даже отрицала, но потом признала самой себе, что была безумно рассеяна. Она все еще была в состоянии нормально делать все дела, концентрироваться на обучении и даже сделать работу по дому, но при этом она была более рассеянной и взволнованной, чем обычно. И хуже всего было то, что она даже не могла понять, что конкретно было "неправильно”. Нет – это слишком большая часть для источника ее волнения. Горячий вопрос, который весь день изводил ей мозг: раскрытие тайны лица, скрывающегося за маской.

Было настолько странно для нее, что такой простой вопрос, который был задан мимоходом, мог в итоге быть таким сильным отвлечением. Когда она изначально спросила, то даже не заботилась об ответе. Но то, как Канкуро отреагировал на него, сделал из него такое большое дело, заставило ее внезапно почувствовать себя так, будто он открывает ей большую тайну. Которую почти никто больше не знал.

Она не знала, насколько это было верно, но именно так она начала себя ощущать. Было верно, что в Конохе никто раньше не видел его настоящее лицо, поскольку он носил краску на миссиях и все то время, что он провел в ее родной деревне, именно с этой целью, но, вероятно, все в деревне Песка видели его в повседневном виде. Он не носил все это у себя дома, не так ли? Но он всегда так выглядел, когда они встречались – он носил все это весь день или же только для нее?
Эти вопросы сбивали ее с толку и потому, что она не знала ответов на них и потому, что она даже задумывалась о таких глупостях. Почему она вообще потрудилась бы тратить свои мысли впустую на Канкуро? Он был всего лишь препятствием на ее пути. По крайней мере, так было вначале.
Тентен должна была признать, что ее мнение относительно него изменилось, поскольку они встречались каждую ночь в течение прошлых двух недель, и становилось все труднее и труднее сердится каждый раз, как она видела его поздним вечером, блокирующего ее путь, как он обычно делал. В то время, как сначала она нашла его высокомерным, навязчивым и пофигистичным, потом же, в конечном счете, она заметила, что, хотя его поведение не изменилось, в то же самое время все это не было обязательно верным. При всех ее поражениях, он не убивал ее… и, за исключением их самого первого столкновения, даже не наносил ей сколько бы то ни было серьезных ран. Она только получала царапины и ушибы, падения и встряски, но никогда что-либо серьезное или фатальное. Всякий раз, когда дело принимало через чур серьезный оборот, он всегда останавливался и давал время, которое ей требовалось, чтобы признать поражение. И тогда он просто позволял ей идти. Он даже не боялся, что она просто сделает вид, что сдалась и нападет, в то время как он повернется спиной, и даже притом, что ее честь никогда не позволит ей на самом деле так поступить, ее несколько озадачивало то, что он, казалось, полностью доверяет ей, причем с самого начала. Как он может так слепо верить? Он не знал ее, даже не видел, на что она была способна до того, как случайно наткнулась на него на своем пути однажды вечером.

Действительно, он не был даже врагом для нее больше – он скорее походил на спарринг-партнера. Борьба, которая была у них каждую ночь, оскорбления, которые она слышала насчет "слабой” и "не достойной” не были сказаны или сделаны потому, что по его мнению, они были верны или потому, что, по его мнении, было забавно сломать ее дух, - если бы это было так, то он сломал бы и ее тело тоже. Нет, он делала все это, чтобы ужесточить ее для ее возможной драки с Темари, которая, несомненно, не будет настолько милосердной. Он тренировал ее тело и дух так, чтобы она была готова к тому времени, когда она встанет против его сестры. Он не выступал против нее – он помогал ей.

И это было очень запутывающее само по себе.

Несмотря на такие мысли в этот день она не забыла свою часть их маленькой, странной сделки. Так что, после того, как она вечером вымыла и расчесала волосы, вместо того, чтобы заколоть их, как делала обычно, она позволила своим мягким, густым каштановым волосам волной падать на плечи и спину. Это фактически очень раздражало ее, поскольку она всегда предпочитала закалывать волосы, особенно перед борьбой – но уговор есть уговор, а она была женщиной слова.

Таким образом, она бежала тем вечером с ветром, играющим с ее растрепанными волосами к месту между Листом и Песком.

Она достигла обычного места их встречи и обнаружила, что, либо она появилась первой, либо ее противник действительно хорошо спрятался (обычно так оно и было). Внезапно ощущая небольшое смущение или, возможно, легкую нервозность, Тентен отбросила с плеча прядь высушенных ветром волос и объявила себя обычным способом.

- Я знаю, что ты здесь и знаю, что ты меня видишь. Ну же, Канкуро! Я выполнила свою часть уговора. – Последняя фраза была сказана немного взволновано. Борьба с распущенными волосами должна быть очень нелегкой, таким образом ему лучше быть, черт побери, красивым подо всей своей краской. Или же ужасно страшным. ТО ЕСТЬ интересным.

Низкий смех, казалось, раздался от деревьев. Она сжала зубы. Дерзкий ублюдок… Он делал так иногда, и это бесило ее каждый раз.
И правда! – услышала она Канкуро. – Внушительно – Я был почти уверен, что ты забудешь.

- Мы говорили только вчера, - ответила она цинично, - Моя память достаточно хороша. И, говоря об этом, я помню, что ты мне тоже должен кое-что показать. Ну же, позволь увидеть свое симпатичное лицо! – именно тогда ей пришла мысль, что она должна была подумать заранее и запастись камерой.

- Не так быстро! – ответил он, растягивая слова. – Всему свое время, Маленький Зеленый Листок. Сначала… Ты должна найти меня!

Именно в этот момент Карасу вылетела из-за деревьев и понеслась к ней. Куноичи отскочила в сторону с ее пути, посылая в марионетку серебристый дождь из сюрикенов. Карасу дернулась, но была поражена черными сюрикенами, которые прятались в тени серебристых. Марионетка отступила от неожиданности и Тентен потянула за провода, от чего серебристые звезды на лету сменили направление и впились в заднюю часть куклы.

Сюрикены, даже в огромном количестве, не остановили бы Карасу, куноичи знала это – но если бы они могли отвлечь хотя бы на мгновение, она могла бы изящно выполнить удачный ход. В то время, как Карасу боролась с проводами и метательными звездами, Тентен развернула большой черный Фуума Сюрикен и послала его по широкой дуге к своему противнику, даже не давая шанса моргнуть. Сюрикен поразил Карасу, раскалывая марионетку, как дрова. В тот момент, когда опилки и щепки начали падать на землю, они исчезли в облаке дыма, сменяясь простым чурбачком.

- Каварими, - выплюнула Тентен, будто это слово было проклятьем и, быстро обернулась, чтобы проверить пространство позади себя, но ее волосы качнулись в порыве, временно блокируя ее видение. Куноичи отбросила волосы с глаз как раз вовремя, чтобы в упор посмотреть на совершенно невредимую отвратительную марионетку.
Карасу замахнулась на нее отравленным лезвием, который девушка блокировала кунаем, но, поскольку она держала кунай обеими руками, отражая лезвие, одна из свободных конечностей Карасу поднялась, чтобы ударить куноичи. Тентен увернулась, но все же недостаточно быстро и влетела прямо в дерево. Удар выбил воздух из ее легких, но времени, чтобы придти в себя и собраться у нее не было, поскольку была новая атака, чуть было не задевшая ее. Лезвие впилось в дерево, где секунду назад была голова девушки.

Она повернулась к Карасу, стиснув зубы и нахмурив брови, держа перед собой кунай двумя руками. Ее глаза настойчиво звали – попробуй напасть еще раз – на этот раз она была готова.

Внезапно, к ее удивлению, она была поражена со спины – как это было возможно? Карасу была прямо перед нею! С глухим стуком ее живот поразил землю. Все еще в удивлении она почувствовала на спине вес, вдавивший ее в землю. Стремительно ее бандана с эмблемой Конохи опустилась на глаза девушки, а руки оказались прижаты к земле.
- Твоя проблема, - сказал Канкуро немного удивленно, - что ты все время забываешь, что нас ДВОЕ.

- Черт! – Громко выругалась Тентен, не в состоянии подобрать иные слова и думая, что проклятье хорошо соответствует ситуации. Она боролась, но он придавил ей талию и руки, бандана ослепила, волосы были везде, а лицом она утыкалась в землю.

Я представляю собой жалкое зрелище, думала она подавленно, прекращая бороться.

- Тем не менее, хорошее состязание, - похвалил он ее, хотя и не ослабил свою хватку. – Ты удивила меня всеми теми сюрикенами. Я еле-еле успел убрать Карасу оттуда.

О, заткнись, - огрызнулась она. – Я не нуждаюсь в этом.

Не злись, - усмехнулся он добродушно, заставляя тем самым Тентен ощущать себя одновременно и немного лучше, и также желая ударить его кулаком по зубам. Если бы она могла, ХОТЯ БЫ дотянутся рукой до своего лица, она могла бы подвинуть бандану и увидеть!

- Думаю, что теперь ты стала НАМНОГО лучше, чем впервые несколько раз, что мы боролись.

- Это ничего не значит, если я все еще не могу победить тебя, - прошипела она, совершенно не успокоенная его словами. Девушка тихо вздохнула, полностью разочарованная, побежденная и лежащая на земле в милости Канкуро. Он нахмурился. Она угнетена? Это было удивительно. Она производила впечатление сильной духом девушки, со стальными нервами… Ощущала ли она когда-нибудь что-то, кроме агрессии. Но он предположил, что ей пришлось проигрывать в течение очень многих дней подряд, прежде чем ее поражения начали брать над ней верх. Тогда, внезапно, ему пришел на ум способ вернуть ей искру и парень улыбнулся.

- Если это заставит тебя чувствовать себя лучше, я сдержал свое обещание, - сказал Канкуро, и она могла услышать улыбку в его голосе. Тентен начала бороться снова, пытаясь повернуться, или откатится в сторону, хоть что-то, но его захват не дал ей сдвинутся с места.

- Ну! – ответила она, раздражаясь сильнее, - Ты собираешься позволить мне увидеть?

- Нет, конечно же! – выдал он восхитительный ответ, – Я же сказал тебе, что ты должна была найти меня, а ты этого не сделала.

- Это не честно! – Она стала вырываться сильнее, и теперь он понял, что ему требуется почти вся сила, чтобы не дать ей вырваться. - У меня почти не было шанса, прежде чем ты вбил меня в землю!

-Это твоя ошибка в том, что не смотрела себе за спину, - небрежно ответил он, улыбаясь. Куноичи громко зарычала.

- Тогда откуда я знаю, что ты вообще сдержал обещание? – потребовала она, раздраженная, оскорбленная и все еще ослепленная, - я здесь с распущенными волосами, которые мешают мне видеть во время борьбы и теперь я на земле, ЕМ их, все ни за что? – Ее гнев стал еще сильнее, - Докажи мне, что ты – человек слова! Докажи, что ты стоишь каждую ночь, что я провела с тобой до этого момента! Покажи мне то, что я пришла увидеть!

Тогда, устав от борьбы и крика, она затихла, все еще кипя от гнева, задыхаясь и ожидая его ответ.

Но как только она сказала последнее предложение, оно захватило его внимание. Он не мог не сосредоточится на тех словах.

Покажи мне то, что я пришла увидеть!

Что я пришла увидеть…

- Что ты пришла увидеть…да? – сказал он тихо, главным образом самому себе. Что она пришла увидеть… она пришла увидеть… его?
Не так, как они видели друг друга, отделенные маской, скрывающей его лицо… она хотела увидеть…его. Она пришла сегодня, боролась сегодня, из желания увидеть своего таинственного спарринг-партнера.

Темари не было в этом уравнении. Сегодня она боролась за него. Она хотела увидеть его.

Тогда Канкуро улыбнулся. Искренне. Тепло. Возможно, он тоже хотел увидеть ее.
- Хорошо, - согласился он, наконец, - Я докажу это.

От этих слов сердце Тентен внезапно забилось чаще. Но вместо того, чтобы отпустить ее или же убрать ослепляющую ее бандану, он поднял одну из ее рук над головой и дотронулся ее пальцами до своего лица.

- Видишь? – Начал он, - Или, точнее, чувствуешь? Никакой краски. Все чисто.
Ее лицо вспыхнуло и стало, внезапно, очень теплым. Она не ожидала от него этого в качестве доказательства!

Тогда он переместил ее руку, чтобы провести по своим растрепанным светло-каштановым волосам. – И никакой шапки тоже, - продолжил он. – Именно так, как ты сказала. Видишь? Я - человек слова.

Она пыталась сконцентрироваться, но не могла заставить жар уйти с лица и заставить сердце не биться так быстро. Что это было? Почему он так сильно действовал на ее чувства в последние дни? Почему она, казалось, не могла сосредоточиться ни на чем, кроме ощущения его кожи и волос, тепла и тяжести его тела прижатого к ее спине?

- Это… это не то же самое! – Пробормотала она. – Я должна это ВИДЕТЬ!

- Я считаю, что сделал достаточно, - ответил он спокойно. – Я сдержал обещание. На самом деле два сразу. На мне нет краски и я доказал это, и не позволил тебе увидеть, так как ты не нашла меня.

- Я никогда не соглашалась на это! – закричала она.

- Но таков новый уговор, - усмехнулся он. – Так что, пока ты меня не поймаешь, ты не получишь ничего.

Она отчаянно зарычала в ответ на его слова. – Отлично! – наконец подчинилась девушка, заставив свой голос слушаться, - Но тебе лучше не носить ту шапку или что-нибудь еще завтра и дать мне честный шанс!

- Или что-нибудь еще, да? Ой, ой! – усмехнулся он, а потом не выдержал и засмеялся.

- ЭТО НЕ ТО, ЧТО Я ИМЕЛА В ВИДУ! - закричала она, покраснев еще сильнее, если это возможно. – Я имею в виду, что ты должен выглядеть завтра так же, как и сегодня!

- Хорошо, хорошо, - он растягивал слова, голос был мягкий, но с небольшой издевкой. – Обещаю. А теперь, у меня миссия с утра, так что я пойду домой. Жду встречи я тобой завтра, Тентен!

Тогда, неожиданно, он подался вперед и мягко поднял один из локонов ее волос. Легко пропустил его через свои пальцы, заставив ее покраснеть. Тогда вес исчез с ее спины, и она услышала шорох листвы, но к тому моменту, когда она перевернулась и сорвала с глаз бандану, он уже ушел.

И снова, Тентен внезапно стало холодно.
Глава 5
Категория: Тен-Тен и Канкуро | Добавил: Ночная (27.01.2013)
Просмотров: 525 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 1
1  
ЙЕС! А прода?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:

Фанарт по аниме

Фанарт по любимому аниме


О популярных аниме
Новых серий нет Выход продолжается Выход продолжается Подходит к концу

Манга по жанрам

У нас есть манга следующих жанров:

боевик

боевые искусства

вампиры

гарем

гендерная интрига

героическое фэнтези

детектив

драма

комедия

мистика

повседневность

приключения

романтика

сверхъестественное

трагедия

триллер

ужасы

фантастика

фэнтези

школа

НАйдите свою мангу

Друзья сайта
alt= Наруто в Warcraft 3
Вы можете быть здесь

. . . . . . .

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz